Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

 

Пятница, 18.08.2017

 

Главная » 2015 » Сентябрь » 28 » Андреас Кипар: «Больше невозможно, чтобы ландшафтный архитектор был просто садовником»
12:57
Андреас Кипар: «Больше невозможно, чтобы ландшафтный архитектор был просто садовником»

Летом в московской галерее ВХУТЕМАС прошла выставка итальянского ландшафтного архитектурного бюро LAND, выходящего на российский рынок. Их самый известный проект в России – выигранный в апреле 2014 года конкурс на парк на Ходынском поле. Но во всем мире LAND известно благодаря своим стратегиям преобразования бывших индустриальных районов и целых городов. В частности, именно они превратили промышленный Милан в «зеленую» столицу севера Италии. Мы встретились с руководителем бюро Андреасом Кипаром и расспросили его о статусе ландшафтного архитектора в современном мире, а также о том, почему не надо расстраиваться, если твой конкурсный проект не реализуют.

В последние десятилетия в мире наблюдается активная борьба города и природы: города развиваются, жизнь людей становится все более урбанизированной, но при этом жители мегаполисов хотят видеть природу вокруг себя. Как вам кажется, когда началось это противостояние?

Я думаю, что сейчас мы живем в особенное время. Последние 200 лет происходила очень быстрая индустриализация, культура господствовала над природой, и мы пришли к той точке, в которой приходится оглянуться вокруг себя и воскликнуть: «Ой, что же происходит?» У ученых есть специальный термин для нашей эпохи – «антропоцен», то есть эра, в которой мы определяем природу нашими действиями. Поэтому природы как таковой больше нет, есть только культура – природа, сделанная людьми. Американский экономист и философ Джереми Рифкин 10 лет назад сказал: «Перестаньте воевать с природой». Нам действительно нужно прекратить войну и подумать, как развить природу в городах. Наше бюро занимается именно этим – оно пытается построить основанную на природе систему. Мы называем это «зеленой инфраструктурой», которая должна прийти на смену «серой». «От серого к зеленому» – это наш лозунг.

Как конкретно вы воплощаете свои идеи?

30 лет назад я приехал из Германии в Милан, который тогда был серым постиндустриальным городом с четырьмя главными промышленными районами, где раньше производились автомобили и комплектующие (Maserati, Alfa Romeo, Fiat и Pirelli). Мы начали разбивать на местах этих фабрик парки. Но не как отдельные кластеры, а как единую систему. Всего мы создали в Милане восемь так называемых «зеленых лучей» – природных коридоров, расходящихся из центра, – по количеству городских администраций. В каждом из этих лучей есть свое «действующее лицо» – крупный зеленый массив, разбитый на месте одной из бывших промышленных зон. В адаптированном виде мы прикладываем эту стратегию и к другим городам. Таковы наши проекты «зеленого дерева» Венеции и «зеленого архипелага» Рима. 15 лет назад мы начали работать в моем родном городе Эссене, и в итоге знаменитый центр производства стали недавно был выбран «Зеленой столицей Европы» на 2017 год. Это действительно невероятно.

Как убедить девелоперов, что ландшафтный дизайн – это не красивое дополнение на финальной стадии проекта, а его база, из которой проект должен вырастать?

Это вопрос академического образования. Моя первая профессия – садовник. Это очень серьезное образование, полученное в Германии. Затем я учился на ландшафтного архитектора и практиковал в Италии, а потом изучал урбанистику и архитектуру в Политехническом университете Милана. Благодаря этому меня воспринимают как партнера – мы с коллегами можем работать над проектом вместе. Также это вопрос коммуникации. В этом году в Москве и Санкт-Петербурге проходил Конгресс Международной федерации ландшафтных архитекторов, в конце которого Таисия Вольфтруб, президент Ассоциации ландшафтных архитекторов России, сказала очень важную вещь: «Ландшафтные архитекторы готовы выйти из сада и идти в город». Потрясающее выражение. Большинство людей нашей профессии живут в саду, где очень комфортно, и считают, что проблемы большого мира их не касаются. Это неправильная позиция. Нам нужно учиться большей интеграции. Ландшафтные архитекторы должны начать работать с людьми, занимающимися городским планированием. Мир меняется, и больше невозможно, чтобы ландшафтный архитектор был просто садовником.

«Зеленая» основа планировки сильно удорожает проект?

Это не вопрос денег. Иногда смотришь на проект и спрашиваешь: «Сколько вы отдали за этот кошмар?» Оказывается, что немало. Так что проекты всегда стоят примерно одинаково, разница в наполнении.

Но что делать, если убедить девелоперов не получается? Можно ли изменить ситуацию небольшими проектами?

Да, если вы имеете общую стратегию развития. Можно всего-навсего посадить дерево или разбить сад на крыше, но обязательно нужно понимать, что это дает городу. А для этого нужно иметь концепцию его развития. И должен сказать, что задается она совсем не всегда сверху. На начальном этапе именно жителям надо говорить, чего они хотят и ждут.

Чему вас научил многолетний опыт работы с природным ландшафтом? Ведь это куда более сложная область, чем просто архитектура: например, растения могут не прижиться, и весь замысел потеряет смысл.

Основное правило, которое я для себя выработал, звучит так: «Сразу сажайте деревья». Начинайте сажать их на самом раннем этапе вашего проекта, ведь деревьям нужно время. Это ваш личный банк, который растет из года в год, пока вы занимаетесь другими делами.

Поговорим о вашей работе в России. Как и почему вы начали работать здесь?

Однажды я прочитал интервью Сергея Кузнецова в немецком Der Spiegel. Оно называлось «Человеческие масштабы». И я подумал: «Да это же гениально! Нам действительно нужно работать в человеческих масштабах. Найти человеческий масштаб – это значит перестать воевать с природой». Впервые я приехал в Москву полтора года назад – в начале 2014 года, а уже в апреле мы выиграли здесь наш первый конкурс на парк на Ходынке. Потом еще один, и сегодня у нас уже пять проектов в России. Мы получили первые места в конкурсах на Ходынский парк и Международный финансовый центр, третье место в конкурсе на концепцию набережной River Park. Также мы участвуем в проекте благоустройства парка развлечений в Нагатинской пойме и разработке нового видения центра города Одинцово. Совсем не везде мы работаем сами по себе. Например, в Одинцово сотрудничаем с компанией «Артеза». Но я хочу подчеркнуть, что мы и не стремимся единолично заниматься проектами. Наоборот, нам нравится работать совместно с местными компаниями – такое сотрудничество дает возможность передавать наш опыт.

Вы смотрите на Россию со стороны. В чем сильные и слабые стороны нашей страны для создания среды, гармонирующей с природой?

Я думаю, в России нужен ренессанс новых типов мастер-планов, дающих возможности развития ландшафта. Чтобы речь шла не о маленьких разрозненных частях, которые складываются друг с другом методом присоединения, а о глобальных концепциях, основанных на единстве всех частей и ориентированных на природу. Что касается Москвы, то она должна расти. Но не в смысле присоединения территорий, а в качественном плане. Здесь есть для этого все предпосылки – в частности, река и прекрасно организованное метро, которое дает возможность избавить город от ненужного транспорта.

Давайте поговорим как раз о транспорте. Каким вы видите его в экологически ориентированном городе?

Очевидно, что через 10–15 лет нам не нужны будут больше личные автомобили, а нужен будет прокат. Это то, над чем сейчас работает Google – система, при которой ты можешь заказать беспилотный автомобиль, как такси. Молодые люди больше не хотят покупать машины. И дело тут в том, что понятие свободы очень сильно изменилось. Если раньше оно было связано с физической мобильностью, то сейчас – с цифровой. Я купил свою первую машину на первые сбережения – в 17 лет. И так делали все, чтобы почувствовать себя свободными. Для нынешних 17-летних намного важнее доступ к цифровым ресурсам. А если машин в городе станет действительно меньше, то и структура его сможет измениться. Вот смотрите: бюро Wowhaus сделало Крымскую набережную – замечательный проект. Они перекрыли дорогу, и ничего страшного не случилось. В «зеленых» городах не нужны машины. В них нужно метро для быстрого достижения цели и зеленые зоны на улицах, по которым ты можешь неспешно комфортно передвигаться. Это и залог здоровья, помимо прочего.

Иностранные архитекторы часто выигрывают российские конкурсы, но очень редко что-то здесь строят. Чего вы ожидаете от ваших проектов-победителей?

Это хороший вопрос, и я отвечу на него как садовник. Хороший садовник разбрасывает семена повсюду. Какие-то из них погибают, другие прорастают, из некоторых в итоге получаются настоящие деревья. Так что я не беспокоюсь о судьбе своих проектов. Я считаю, что мы должны разбрасывать семена и возделывать отношения с городом, в котором хотим работать. Не с конкретными чиновниками или руководством, а с населением. Через конференции или выставки. 30 лет назад, когда я начинал работать в Милане, ситуация была такая же: очень сильный административный ресурс, масса ограничений. Но мы сначала сделали неформальный мастер-план, предложили его, скорректировали – и постепенно он стал рабочим. Терпение и планомерная работа сделали свое дело: мы начали сотрудничать с планировщиками, и со временем что-то стало получаться. В Москве я сразу почувствовал родство с городом. Возможно, потому что мои родители были родом из Калининграда, и я понимаю эту среду.

Материал предоставлен журналом ArchSpeech

http://archspeech.com/article/andreas-kipar-bol-she-nevozmozhno-chtoby-landshaftnyy-arhitektor-byl-prosto-sadovnikom

Категория: СМИ в мире | Просмотров: 1016 | Добавил: admin | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Хостинг от uCoz
Хостинг от uCoz